Купить андростанолон по низким ценам, с доставкой по Украине.

 

 

Крах "Родины".

 

 

Дмитрий Рогозин, сын московского профессора, уже начинал делать успешную комсомольскую карьеру, когда случилась перестройка. Ну, известно, что подавляющее большинство комсомольских функционеров устремилось в бизнес (наиболее яркие примеры – Ходорковский, Фридман, Борис Федоров). Другие стали политиками «демократической ориентации».

Однако Рогозин пошел оригинальным путем. Справедливо рассудив, что в банковско-демократической сфере предложение явно превышает спрос, он перешел в патриотический лагерь.

Вообще, при Ельцине мы имели как бы три политических стана - демократы, коммунисты и патриоты. Точно в старое Смутное время в 1612 году, когда существовали три лагеря – польское войско гетмана Ходкевича с королевичем Владиславом (коронованным как русский царь), Второе ополчение во главе с Мининым и Пожарским и старый самозванческий лагерь казаков под предводительством атамана Заруцкого.

Напомним уважаемым читателям, что тогда в решающий момент казаки стихийно присоединились к ополченцам (несмотря на строжайший запрет Заруцкого) и поляки были разбиты.

Но в новейшей российской истории консервативно-патриотический лагерь играл второстепенную роль, поддерживая, когда надо властные структуры. Вот как в 1996 году на выборах Ельцина генерал Лебедь (возглавивший КРО – Конгресс русских общин) передал свои голоса Борису Николаевичу в обмен на пост секретаря Совбеза (которого он быстро лишился).

Впрочем, двойственное положение занимали и коммунисты с демократами. За всеми этими «лагерями» прослеживались очертания старой советской номенклатуры, цепко удерживающей властные позиции.

Рогозин долгое время держался в тени, руководя тем же КРО. После прихода В.В. Путина, Дмитрий Олегович развернул активную деятельность по защите прав русских в странах Балтии. В этом, конечно, присутствовала некоторая доля лицемерия, поскольку зарплаты, которые получали эти лишенные политических прав люди, были намного больше аналогичных российских. И в защиту прав русских в Казахстане и Средней Азии Рогозин также не очень высказывался. Зато на слуху была его громкая полемика с лордом Джадом.

Не стану подробно передавать сплетни о предполагавшемся будто бы назначении Рогозина на пост главы Единой России, сорвавшемся из-за противодействия Лужкова. Но, безусловно, Рогозин являлся тогда любимцем властей, которые решили создать новую послушную оппозицию в лице партии «Родина» и с ее помощью оттянуть голоса избирателей у КПРФ.

Зачем это было надо делать – ума не приложу. Геннадий Зюганов вполне управляемый, «системный» (то есть встроенный в систему) политик, он это доказал в 1996 году, когда, фактически выиграв выборы, поздравил Ельцина с победой. Скорее всего, проект «Родина» возник в творческих головах Павловского и Суркова от скуки повседневности. Знаете, современный продвинутый человек часто страдает от эмоционального голода и нуждается в искусственном взбадривании. Душа просит адреналина.

И, надо сказать, Дмитрий Олегович повел себя как вполне незаурядная личность. Ловко подыграв своим кураторам, он очень скоро начал собственную игру на патриотическом поле.

Рогозин посчитал, что спрос на серьезного патриотического лидера в России весьма велик, а предложение абсолютно недостаточно – нельзя же таковым считать имитацию Жириновского.

И Дмитрий Олегович попытался использовать ресурсы власти примерно также, как ракета использует свою первую ступень, отбрасывая ее, и устремляясь ввысь.

Увы, для подобного рывка необходимо располагать собственной, выкованной в долгой политической борьбе партией, сплоченной единой идеологией. Как РСДРП В.И. Ленина. А таких структур в современной России нет (дальше всего на этом поприще продвинулся Лимонов, но это лишь на фоне остальных). А под руководством Рогозина оказался конгломерат тусовок, на 80% состоящий из карьеристов.

Первое время Рогозин принимал людей типа советского банкира Геращенко или генерала Шпака. Это имело бы смысл, если бы стояла задача создания респектабельной политической силы. Но какая же партия может быть респектабельнее партии власти? Вот и Шпак, избравшийся от «Родины», сразу же перешел в «Единую Россию».

Тогда, Дмитрий Рогозин начал радикальную игру. Он даже объявил недельную голодовку. Правда, помнится, некогда группа радикальных ирландцев голодала против Маргарет Тэтчер ровно два месяца (умерли все). Но мы живем в другое время и в другом месте.

Однако, к решительной борьбе тусовочная партия не готова. Несколько провальных акций «Родины» (типа рекламного ролика, коллективного письма и пр.), возможно, представлявших собой антирогозинскую провокацию, дали повод для властных репрессалий.

И тогда возник «бунт на корабле» и было решено сменить капитана. Злым гением Дмитрия Олеговича здесь оказался Марат Гельман (сын известного советского драматурга, прославившегося во время оно правильными коммунистическими пьесами типа «Премия» и т.д.).

Марат – интересная личность, он начинал как галерейщик и пропагандист «продвинутого искусства», вел борьбу против Зураба Церетели (они тогда пытались таким способом подкопаться под Лужкова, привлекли к этому делу даже Людмилу Мартынчик – знаменитого «Макса Фрая»), но тщетно. Еще он известен как отличный мастер политической рекламы, делал ее для КРО при генерале Лебеде, Скокове и Глазьеве – с того времени и связи с Рогозиным. Еще Гельман – большой человек на Первом канале. Еще он автор арт-выставки Россия-2, недавно провалившейся в США.

В последнее время Марат подвизается и как политтехнолог – не слишком успешно (например, пытался агитировать украинцев в пользу Януковича на прошлых президенстких выборах в Украине).

Понимая, что Марат Гельман – человек опасный, Рогозин постарался отстранить его от партийных дел. Но нити остались, да и не это главное. А главное – тотальный сервилизм нашей политической и общественной жизни. Коллектив травит своего сочлена, оказавшегося неугодным начальству.

Разыгравшаяся в партии трагикомедия весьма показательна. «Добровольно-принудительный» уход Рогозина с поста руководителя «Родины» выдержан в духе покаяний на знаменитых московских  процессах тридцатых годов. Становится ясно, что на нормальной политической жизни в нашей стране надолго можно поставить крест. Единственная легальная политическая сила, подававшая при Дмитрие Олеговиче минимальные признаки жизни, перейдет в разряд бессмысленных образований типа «партии жизни», которые, подобно двоякодышащим рыбам в период политической засухи впадают в анабиоз, до очередной поры живительной финансовой влаги (из бюджета).

Эти политические двоякодышащие и пребудут с нами, вплоть до ожидаемых глобальных перемен. Плюс - бессменная с тридцатых годов прошлого века (если не с семнадцатого года) «партия власти» и реликты времен перестройки – зюгановская КПРФ, ЛДПР, кто-нибудь из «демократов».

Политику Будущего надо научиться опираться на пустоту.

 

Алексей Фанталов.

 

Дэн Браун, "Код да Винчи".

Меню