Кровельные системы, устройство мансарды жилого дома, кровельная фирма Стройинвест  

 

Кир и Дидона.

Стратегическая повесть.

 

I.

 

Шестое тысячелетие нашей эры близилось к концу. Неугомонный Александр Македонский, изнывал от скуки мирной жизни, ища - что бы ему этакое завоевать?

Но Кир Великий не зря имел привычку держать львиную долю своих вооруженных сил на западных границах (это сильно облегчалось тем, что на востоке великая Персидская держава давным-давно избавилась от своих соседей). Поэтому, македонский диктатор не решился на войну против нас, а выбрал в качестве объекта агрессии карфагенскую царицу Дидону. И как же он ошибся!

Вначале, Александр обратился к Киру: 'Присоединяйтесь к нашему походу против Карфагена. Помогите в разрушении зла!'.

Civilization 3.

 

Но усатый владыка Востока ответил вежливым отказом. Время войны с великой атлантической цивилизацией еще не пришло.

И Александр решился воевать самостоятельно. Это стало последним словом его глупости. Правда, сперва ему сопутствовал успех внезапности - он даже захватил один из городов Карфагена на северных Балканах. Но вскоре ситуация радикально переменилась.

Персидские военные атташе внимательно отслеживали ход военных действий, их особенно интересовали стратегические методы Дидоны. Надо сказать - они произвели на нас впечатление.

Вначале, через линию фронта стремительно просачивается рыцарская конница, которая немедленно подвергает вражескую территорию страшному опустошению. Мы, конечно, тоже не дураки были пограбить - но не до такой же степени! Карфагеняне уничтожают не только деревни, склады, пастбища, рудники, мельницы и пр. - они ликвидируют даже дороги! Там где прошли люди Дидоны, земля остается в буквальном смысле лысой - точно с нее содрали скальп.

Да, вот они, представители морской цивилизации - поклонники Ваала и Молоха.

Далее города Македонии со всех сторон обкладывают войска гренадеров, вооруженных гранатами. Причем, в отличие от Александра, Дидона не страшится отправлять на фронт большую часть своих войск, оставляя в собственных владениях лишь необходимые гарнизоны.

После этого выдвигаются осадные машины - катапульты, лязгающие, точно жвалы хищного насекомого. Обороноспособность города сведена к нулю, и следует штурм.

Действуя таким образом, карфагенская царица быстро захватила Аргос Орестикон (во Фракии), Потидею, Фивы:

Кир все это время получал просьбы о поддержке с обеих враждующих сторон. Но время и ресурсы были необходимы персам, дабы лучше закрепиться в Восточной Европе, заняв как можно большую ее часть (пока это возможно). Кроме того, необходимо было развивать персидские города и поднимать все еще слабую и экстенсивную восточную экономику.

Однако с развитием технологий у нас дело шло ни шатко, ни валко. И Кир решил вступить в войну, в надежде таким образом получить здесь что-то.

Как и в стародавние времена, восточный владыка предпочел союз с крайним Западом Дидоны против центральной державы Александра. Воевать с Карфагеном было пока еще слишком неудобно практически не имелось общей границы, в то время как македонский Византий давно сидел у нас как кость в горле, да и Крымская область весьма неплохо смотрелась бы включенной в персидскую державу.

С Крымом все получилось отлично - превосходящая персидская армия взяла город штурмом до подхода македонских подкреплений. Дальше дело пошло труднее.

Александр Македонский внезапно внедрил новые технологии и каким-то чудесным образом, умудрился превратить всех своих уже устаревающих воинов с английским луком в стрелков (уровня наполеоновских войн). Странно - это должно было стоить ему громадных денег.

Так что штурм столь важного для нас Византия, контролирующего рубежи Европы и Азии стал невозможным.

Но Кир не унывал. Собранную армию он двинул из Малой Азии в обход чрезвычайно сильно защищаемой столицы Македонии прямиком в южную Грецию.

Шли мы туда долго - всадники Дидоны успели разрушить все дороги (вот проклятые!). Но дело того стоило - и Афины, и Коринф имели малые гарнизоны, так что штурм их оказался вполне успешен.

Правда, бюджет наш, как водится, дал трещину. Приближалось время мириться. А ведь исходная цель войны - добыча новых технологий не была достигнута. Это в игре 'Рим. Тотальная война' добываешь вражеский город - и получаешь все его производственные мощности. В 'Цивилизации' же захватчику достается буквально остов, в котором все надо начинать чуть ли не с нуля.

Технологии же можно развить самому, обменять, купить или выпросить. Но две последних возможности практически нереализуемы - по крайней мере, если имеешь дело с компьютерным интеллектом (умирать будут, но секреты не выдадут).

Вот и сейчас, и Дидона не передала нам ни 'образование', ни 'банковский сектор', ни 'книгопечатание'. Вот тебе и союзник (а ведь мы-то ей передали когда-то 'порох'!). Ладно, после всплывет:

Но и Александр категорически отказался оплачивать мир такой ценой. А, поскольку воевать уже не было смысла, Кир заключил с Македонией мир на весьма мягких условиях (удержав три захваченных города и сорвав небольшую сумму откупного - все те деньги, которые еще оставались у Александра Македонского).

Теперь Персии ничего не оставалось, как переходить к мирному развитию, и наблюдать за продолжением войны.

Убедившись, что ей придется все делать самой, царица Дидона, наконец, подошла к Византию. Для штурма она стянула войска с Балкан, из Италии и даже Африки (пользуясь договором об открытости границ с Персией).

Мы то, грешным делом, надеялись, уловив момент, когда гарнизон македонской столицы окажется сильно ослаблен, на плечах карфагенян ворваться в этот город и присоединив его к нашей державе. Но, заключив с Македонией мир, Кир потерял такую возможность.

И Византий достался карфагенянам.

Это была страшная катастрофа для Александра - нам его стало даже жаль. Он разом лишился всех своих обширных владений, удержав маленький Родос - эдакую Эльбу или Святую Елену Наполеона.

Да, такова уж печальная участь Центральных держав, зажатых между Востоком и дальним Западом. Мы знаем из истории, что Германия, несмотря на свои великие достоинства, проиграла борьбу за мировое лидерство.

Причем это происходило в несколько этапов. Можно вспомнить еще прусского короля Фридриха Великого - храброго и талантливого циника. Впрочем, скорее, он просто страдал отсутствием лицемерия - на свою беду. Лицемерие в политике (да и в жизни), увы - необходимая вещь. Учитесь у англосаксов.

Да, так вот Фридрих, улучив момент, захватил у австрийской империи богатую Силезию, чем очень увеличил силы своей Пруссии. Однако затем ему пришлось в Семилетнюю войну (1750-е - 1760-е гг.) чуть ли не со всей Европой (Австрией, Францией, Россией, Швецией, германскими княжествами), вечно волнующейся за свое 'европейское равновесие'.

Правда, союзником пруссаков выступала Англия. Но последняя просто грамотно захватывала колонии у французов, предоставив Фридриху почетное право отдуваться за это на континенте, Разумеется, Пруссия получала от англичан очень хорошие деньги, но все же ее историческое существование было спасено лишь благодаря исключительной бестолковости и коррумпированности правительств враждебных держав.

Ну а историю обеих мировых войн и без меня все достаточно хорошо знают.

 

Правда, по какой-то непонятной для меня причине, Дидона так и не высадила туда свои войска (несмотря на имеющиеся у нее транспортные суда и избыток войск). Компьютерная душа - потемки.

Но состояние войны (без ее практического ведения) продолжалось еще долго.

Тут Дидона совершила достаточно странный поступок, объявив конфуцианство государственной религией Карфагена. Не имею ничего против этой достойной идеологии, но в текущей игровой реальности официальным мировоззрением всех пяти выживших государств было христианство (ради чего немало порадела египетская царица Хатшепсут со своей миссионерской деятельностью).

Жители и без того сильно пострадавшего от войны Византия остались очень недовольны такой переменой, и, не имея возможности вернуться под скипетр Родосского изгнанника, восстали и присоединились к Персии (чему немало способствовало мудрое решение Кира заблаговременно послать в туда свои военные модули). Так, без боя нам достался этот наиважнейший город.

Мы опасались конфликта с карфагенской царицей, но эта добрая женщина отнеслась к инциденту прямо-таки благосклонно (с переходом Византия к персам, возникшие было пограничные трения смягчились).

И вот, наконец, свершилось - нам открылись таинства технологии стали! Мы немедленно поделились ими с Юлием Цезарем в обмен на банковский сектор и приличную доплату. А затем выяснилось, что у отсталой Хатшепсут возникло преднамеренно пропущенное нами в развитии 'образование' и мы предложили за него 'средневековые гильдии' египетской царице.

Разумеется, несмотря на доплату в каждом из этих случаев Кир предлагал более ценные технологии. Но не надо быть мелочным - ведь мы приобретаем одновременно несколько плюсов. К тому же - ну что серьезного могут создать эти малые державы? У Хатшепсут имеется всего четыре города, доходы практически на нуле.

Юлий Цезарь, правда, старательно выкарабкивается из ямы, куда его некогда посадила царица Дидона. Он отправил из Средиземноморья на юг Африки своих колонистов, и основал в этих полупустынных землях три небольших города. В добрый час J.

Напоминаю уважаемым читателям, что мы здесь живем согласно древнегреческим представлениям о земле. У нас тут всего три части света - Европа, Африка и Азия (без Китая). Так что, не взыщите.

И тысячи лет Кир Великий проводил очень взвешенную политику, воюя лишь со своим заклятым врагом Александром, да варварами (эти не в счет). Поэтому он мог торговать и с Египтом, и с Римом, и с Карфагеном, и везде извлекать свою пользу.

Да, роль посредника весьма удобна. В принципе, война в игре Сида Мейера вообще невыгодна - но уж больно без нее бывает скучно!

И вот мы стали подумывать - а не двинуться ли нам по стопам бывшего великого Македонца - да и напасть на Дидону?

Поводов для этого имелось несколько. Во-первых, доколе 'бизнес-леди' будет попирать своими каблуками достоинство Цезаря и Александра - этих великих мужей древности?

Вот ведь Хатшепсут сидит себе спокойно, и нет к ней претензий.

Но мы не будем к Дидоне кровожадны - найдется и для карфагенской царицы какой-нибудь остров. Сицилия, к примеру - чем плоха?

Однако товарищ Киров хорошо помнил слова великого Сталина: 'Нам необходимо в кратчайшие сроки успеть завершить индустриализацию. В противном случае нас сомнут'.

Карта мира. Зеленым цветом обозначены владения Кира, фиолетовым - Дидоны, желтым - Хатшепсут, красным - Юлия Цезаря.

 

Здесь очень важно было точно рассчитать время нападения. Потому что мы имеем дело с несколькими показателями - количество и качество боевых модулей, уровень развития военные технологий, экономические факторы. А кривые их роста, как вы понимаете, далеко не всегда совпадают.

Вот, к примеру, закончили мы войну. Сперва необходимо заняться мирным строительством (наверняка запущенным). Далее - развиваем военные технологии, в надежде получить доступ к новым видам боевых модулей и к созданию новых экономических объектов.

Освоили технологии - теперь готовимся к новой войне. Постепенно переводим все города на производство военных модулей, сворачиваем военные исследования, консервируем долгострои.

Сделали нужное количество солдат и денег для решения поставленных стратегических задач. Пошли в атаку.

Но мы же не знаем - сколько продлится война! А если она затянется? А как решить - пора ли атаковать, или еще немного подкопить солдатиков?

А может - еще технологии поразвивать? А как там международная обстановка?

Можно производить солдат и технику сейчас, а можно подождать, пока созреют новые технологии - дабы сразу получить высокое качество. А ну как противник тоже успеет подготовиться? Или того хуже - нападет сам (а у нас одни чертежи)?

В общем, уравнение со множеством неизвестных. Верно говорят - война не наука, а искусство.

 

(Продолжение следует).

 

Алексей Фанталов.

 

II.

Меню